Предмет договора лизинга в случае банкротства лизингодателя?

Предмет договора лизинга в случае банкротства лизингодателя?

Режим лизинга приравнивается к режиму кредита в случае банкротства лизингодателя

Экономическое тождество лизинга и кредитования объясняет также наличие довольно крупного авансового платежа в договорах лизинга, который по своим размерам значительно превышает остальные платежи. В виде авансового платежа имеет место стимулирование кредитором заемщика к вложению части собственных средств в приобретаемый для заемщика предмет. Точно так же происходит в банковской сфере, в которой банк, за редкими исключениями, не выдает кредит в размере 100% стоимости вещи, которую хочет приобрести заемщик на кредитные средства, а только 7080% от нее.

Сходство лизинга и кредитования под залог обостряет проблему фактически неравной правовой защиты, которую имеет кредитор в данных конструкциях. Если в конструкции кредитования кредитор имеет положение залогодержателя (ослабленное по сравнению с положением собственника), то в конструкции лизинга кредитор (лизингодатель) собственник. Что это означает в случае банкротства?

Во-первых, при банкротстве должника предмет обеспечения включается в его конкурсную массу при займе под залог и не включается при лизинге. Это означает, что лизингодатель не делится с прочими кредиторами 20 или 30% от продажной цены предмета лизинга, сама эта продажа производится вне рамок дела о банкротстве, поскольку лизингодатель может потребовать выдачи имущества из конкурсной массы как его собственник. Наконец, лизингодатель получает за счет этого имущества преимущественно перед другими кредиторами не только основной долг, но и суммы любых санкций (при займе под залог ситуация складывается иначе согласно разъяснениям ВАС РФ в постановлении от 23.07.2009 № 58).

Во-вторых, при банкротстве кредитора в первом случае (при займе) в его конкурсную массу входят права требования к должнику, а не сам предмет обеспечения, именно они продаются с торгов, но стоят при этом дорого, потому что они обеспечены залогом. При банкротстве лизингодателя, напротив, остающийся во владении лизингополучателя предмет лизинга входит в конкурсную массу и, следовательно, конкурсный управляющий лизингодателя всеми правдами и неправдами стремится к тому, чтобы забрать его у лизингополучателя и продать с торгов. При этом возможные убытки лизингополучателя и требования к конкурсной массе конкурсного управляющего не смущают: чем больше будет собрана конкурсная масса, тем более высокое вознаграждение получит управляющий, а кому именно будут распределены деньги из ее состава, для него не так важно.

Чаще всего при лизинге банкротство лизингодателя приводило к следующим затруднениям для лизингополучателя. После внесения всех повременных платежей лизингополучатель стремился заплатить выкупную цену и получить право собственности на предмет лизинга. Однако часто согласно условиям договоров лизинга для этого требовалось либо подписать акт приема-передачи выкупленного имущества, либо даже заключить договор купли-продажи. Ни на то, ни на другое конкурсный управляющий не давал своего согласия, и ситуация для лизингополучателя становилась патовой.

Из двух описанных выше ситуаций банкротства должника и кредитора ВАС РФ предложил решение только для второй банкротства лизингодателя. И это решение не формальное, а по существу приравнивающее режим лизинга к режиму кредита. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. По смыслу ст. 329 ГК РФ упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов (п. 2 Постановления № 17).

Отсутствие решения в постановлении Пленума первой ситуации банкротства лизингополучателя не означает, что суды не могут применять мотивировку изложенного выше подхода, а именно признание собственности лизингодателя всего лишь обеспечительной конструкцией. Отсюда остается один шаг до того, чтобы признать, что эта собственность может быть ограничена таким образом, чтобы включать предмет лизинга в конкурсную массу лизингополучателя по аналогии с предметом залога при банкротстве залогодателя2. Надеемся, что судебная практика его сделает в обозримом будущем.

Судебная практика уже приравняла лизинг к кредиту при банкротстве и в ином отношении. Требования о лизинговых платежах за периоды, пока идет дело о банкротстве лизингополучателя, более не признаются текущими. Они были бы таковыми, если бы лизинг был разновидностью аренды. Однако поскольку господствующим является кредитное понимание лизинга, на эти платежи смотрят как на возмещение суммы кредита и процентов. Понятно, что ни сумму долга, ни проценты как текущие платежи при банкротстве должника займодавец получить не может. Соответствующее разъяснение по поводу периодических выплат и сальдо взаимных обязательств по договору лизинга попало в п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 37 О внесении изменений в постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросам, связанным с текущими платежами.

Должен ли попадать предмет лизинга в конкурсную залоговую массу при банкротстве лизингополучателя

В силу норм статей 608, 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 11 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” от 29.10.98 N 164-ФЗ предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя. Пунктом 2 статьи 129 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” от 26.10.2002 N 127-ФЗ на конкурсного управляющего возложены обязанности по поиску, выявлению и возврату имущества должника. По смыслу положений вышеназванных статей гражданского законодательства, статьи 131 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” объекты лизинга не подлежат включению в конкурсную массу.

Обозначенная проблема сводится к вопросу о допустимости истребования (изъятия) лизингодателем лизингового имущества у лизингополучателя после того, как в реестр требований кредиторов лизингополучателя, признанного банкротом, включены требования лизингодателя, которые в совокупности с уже выплаченными должником лизинговыми платежами составляют всю их сумму, причитавшуюся лизингодателю по договору лизинга.

По мнению некоторых конкурсных управляющих, такое истребование недопустимо, т. к.:
1) лизинговое имущество должно составлять конкурсную массу;
2) заявление совокупности этих требований (о включении денежных требований в реестр и об изъятии лизингового имущества) ставит лизингодателя в преимущественное положение по сравнению с иными;
3) нормы законодательства не могут быть истолкованы таким образом, что банкротство должника позволяет кредитору получить больше, чем при надлежащем исполнении обязательства должником при отсутствии в отношении него дела о банкротстве.

Коллегия судей ВАС РФ пришла к выводу о том, что:
1) суду необходимо решить вопрос о том, с какого момента считается окончательным выбор между денежным и иным имущественным требованием у кредитора, обладающего альтернативным правом требования к должнику-банкроту:
а) с момента включения в реестр его денежного требования,
б) частичного либо
в) полного его погашения;
2) при заявлении должнику-банкроту лизинговой компанией денежных требований о выплате цены договора лизинга и включении их в реестр, она не может одновременно требовать изъятия у должника предмета лизинга.

С ОДНОЙ СТОРОНЫ,
утверждения конкурсного управляющего о включении лизингового имущества в конкурсную массу заставляет обратить внимание на следующие нормы:
(1) предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя (п. 1 ст. 11 Закона о лизинге);
(2) право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК РФ);
(3) согласно ст. 624 ГК РФ и ст. 19 Закона о лизинге в договор лизинга может быть включено условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи. К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу (постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1729/10);
(4) в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом. В случаях, когда в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен, продавец вправе потребовать от покупателя возвратить ему товар (ст. 491 ГК РФ);
(5) на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя (п. 1 ст. 23 Закона о лизинге);
Кроме того, согласно п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве конкурсную массу составляет “все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства”.
Прежде, чем включить лизинговое имущество в конкурсную массу лизингополучателя, необходимо ответить на вопросы:
— во-первых, на основании каких норм права,
— во вторых, в силу какой совокупности юридических фактов и
— в-третьих, с какого момента —
право собственности лизингодателя (кредитора, претерпевающего негативные последствия нарушения обязательства), которое призвано служить гарантией возврата инвестиций и прекращается лишь при внесении всех договорных платежей (постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 16533/11), на предмет лизинга должно перейти к лизингополучателю (неисправному должнику)?

Неслучайно в указанном постановлении подчеркивается, что надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Ни включение в реестр требований кредиторов требований лизингодателя в сколь угодно существенной сумме (хотя бы и равной общей сумме лизинговых платежей), ни погашение этих требований как неудовлетворенных “по причине недостаточности имущества должника” (абз. 3 п. 9 ст. 142 Закона о банкротстве) очевидно не тождественны надлежащему исполнению обязательств по уплате всех лизинговых платежей.
Нельзя признать правомерным вывод о реализации права истца на судебную защиту путем включения задолженности по договору в реестр требований кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Включение заявленной суммы в реестр требований кредиторов не свидетельствует об исполнении обязательств по договору.

Приравнять ценность права собственности на более или менее “живое” имущество к виртуальному (по большей части) требованию, включенному в реестр (скорее, “растворенному” в нем), признать включение такого требования в реестр равноценным встречным предоставлением за получение в собственность имущества — означало бы очень сильно противоречить здравому смыслу. Кстати, имущество приобретено на средства лизингодателя. До тех пор, пока лизингодатель не получил, как минимум, возмещение вложенных средств, нужны очень сильные доводы в пользу того, чтобы это имущество направить на удовлетворение требований других кредиторов.
Наконец, получение лизингодателем преимущества перед другими кредиторами — это явное недоразумение. Коль скоро уже признано, что предмет лизинга (вернее, право собственности на него) призван служить “гарантией вложенного”, это с неизбежностью должно влечь преимущество обеспеченного кредитора перед необеспеченными — в этом и состоит смысл обеспечения. (Другое дело, что лизингодатель не должен получить в общей сложности больше, чем ему причиталось по договору.)

Есть мнение о том, что коль скоро лизинг — это обеспечительная конструкция, то и при банкротстве должника-лизингополучателя лизинг должен рассматриваться через призму обеспечительной функции. На основании этого тезиса делается вывод о том, что лизинговое имущество должно поступить в конкурсную массу.

Читать еще:  Можно ли составить договор на покупку автомобиля с другом?

Против этого вывода есть, как минимум, два возражения:
(1) При таком способе обеспечения, как залог, заложенное имущество не “поступает” в конкурсную массу, а напротив, во-первых, изначально в ней пребывает и, во-вторых, обособляется внутри этой массы с целью выполнения основного предназначения — служить обеспечением требований залоговых кредиторов.
Для того, чтобы выполнить аналогичную функцию после включения (по весьма туманным основаниям) в конкурсную массу должника-лизингополучателя, лизинговое имущество также должно быть наделено в составе этой массы особым правовым режимом.
До установления такого правового режима (т. е. до принятия продуманного комплекса норм, способных позволить лизингодателю как привилегированному кредитору воспользоваться ценностью лизингового имущества как резервом, за счет которого удовлетворяются его требования) включение лизингового имущества в конкурсную массу в силу факта включения требований лизингодателя в реестр требований кредиторов должника-лизингополучателя будет означать неуважение собственности лизингодателя и нарушение ст. 1 Протокола [№ 1] к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В случаях принудительного изъятия имущества у собственника — независимо от оснований такого изъятия — должен осуществляться эффективный судебный контроль как гарантия принципа неприкосновенности собственности. В соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
Установление специального правового режима лизингового имущества на случай банкротства лизингополучателя — компетенция законодателя. Теоретически можно было бы сказать, что в отношении правового режима лизингового имущества следует установить полную аналогию с заложенным имуществом, но:
во-первых, обращение к каждой норме Закона о банкротстве, посвященной залогу, при ближайшем рассмотрении позволит выявить:
(а) массу нерешенных проблем применительно собственно к залогу.
(б) сложность установления взаимно однозначного соответствия между элементами залоговых отношений и элементами лизинговых отношений;
во-вторых, не последней из причин появления лизинга было стремление наделить кредитора более сильным и эффективным обеспечительным правом в отношении определенного актива, чем залоговое право. Поэтому аналогия закона с ориентацией на правовой режим заложенного имущества был бы некорректен в силу отсутствия той степени сходства, которая требуется для применения аналогии (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

(2) Вовсе не очевидно, что все обеспечительные конструкции должны “вести себя” одинаково во всех мелочах.
Очевидно, что по своему характеру интерес лизингодателя ближе к интересу продавца, “отчудившего” вещь с оговоркой о сохранении права собственности, нежели к интересу кредитора, получившего обеспечительное право собственности (в качестве альтернативы залоговому праву).

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ,
Трудно спорить с тем, что банкротство должника не должно позволять кредитору получить больше, чем при надлежащем исполнении обязательства должником в отсутствие в отношении него дела о банкротстве. Иными словами, лизингодатель не должен одновременно получить и полное удовлетворение своего имущественного интереса за счет реализации изъятого имущества, и удовлетворение требований, включенных в реестр (сверх предусмотренных договором лизинга денежных сумм).
Но решать эту задачу путем включения лизингового имущества в конкурсную массу должника-лизингополучателя — нельзя. Поэтому для урегулирования данной проблемы требуется совершенствование практики или законодательства.
Если до банкротства лизингодатель изымает имущество у лизингополучателя и реализует его с убытком для себя, он вправе требовать возмещения таких убытков с лизингополучателя (определение ВАС РФ от 16.07.2012 № ВАС-5629/12). При введении в отношении должника-лизингополучателя процедур банкротства лизингодатель вправе эти убытки включить в реестр требований кредиторов.
Довод о том, что выразив волю на включение требования о досрочном выкупе в реестр, лизингодатель тем самым реализовал дарованную ему законом альтернативу, достаточно спорно. В равной степени, можно констатировать, что банк, заявив требование о досрочном возврате кредита, теряет залог.

Закон должным образом не обеспечивает права участников договора при банкротстве контрагента

В настоящее время не существует специальных норм о банкротстве лизингодателя или лизингополучателя, поэтому процедуры банкротства проводятся по общим правилам Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” с учетом норм Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)”. На практике это порождает массу проблем и вызывает немало критики у специалистов, поскольку не позволяет должным образом защитить права одной из сторон при банкротстве другой.

Юристы полагают, что в последние годы ситуация на рынке лизинговых компаний стабилизировалась, и в целом лизингодатели банкротятся реже, чем лизингополучатели. Объясняется это тем, что поставщики услуги чаще всего ведут свою деятельность на профессиональной основе и владеют существенными имущественными активами. Лизингополучатели же в большинстве случаев — экономически более слабая сторона, приобретающая имущество для начала или развития своего бизнеса. Впрочем, в условиях кризиса некоторые лизинговые компании вели агрессивную политику расширения бизнеса с привлечением заемных средств, не обеспечив риски должным образом. В итоге эти игроки не смогли обслуживать займы.

Со стороны поставщика

Татьяна Пилецкая, старший партнер компании “РАУД”, говорит, что банкротные риски лизинговых компаний обуславливаются тем, что нормы законодательства о банкротстве прерогативны над общими нормами права и имеют свою специфику.

В случае банкротства лизингополучателя лизинговая компания рискует лишиться права вернуть переданное в лизинг имущество. “Судебная практика еще не однозначна, но имеет тенденцию к тому, что если вся сумма лизинговых платежей, в том числе стоимость имущества, включена в реестр требований кредиторов лизингополучателя, то лизинговая компания теряет возможность требовать возврата переданного в лизинг имущества. В противном случае это поставило бы лизингодателя в более выигрышное положение перед другими кредиторами”, — говорит госпожа Пилецкая. По ее словам, если лизинговая компания получает от должника лизинговые платежи в преддверии банкротства, это может нарушить баланс интересов других кредиторов. “В таком случае арбитражный управляющий вправе оспорить такую сделку и взыскать деньги в пользу лизингополучателя”, — подчеркивает Татьяна Пилецкая.

Евгения Станиславская, юрист практики судебных споров компании Rightmark Group, считает, что в случае банкротства клиента, лизингодатель находится в более выигрышной позиции, чем другие кредиторы, например, залоговые. “Предмет лизинга находится в собственности у лизингодателя и выступает в качестве своеобразного “сверхобеспечения”. В случае банкротства лизингополучателя данное имущество не включается в конкурсную массу должника. Даже если обанкротившийся лизингополучатель выплатил практически всю выкупную стоимость предмета лизинга, договор лизинга может быть расторгнут при прекращении поступления лизинговых платежей, и лизингодатель может требовать от должника возвратить предмет лизинга. Правда, в таком случае компания, предоставившая имущество в аренду, обязана будет возвратить лизингополучателю ту часть денежных средств, которая была уплачена лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга”, — говорит госпожа Станиславская.

Однако юрист также не исключает риска возникновения проблем при возврате имущества лизингодателю. “В практике были случаи, когда предмет лизинга был включен в конкурсную массу — по ошибке или в результате недобросовестных действий конкурсного управляющего — и впоследствии реализован на торгах”, — констатирует Евгения Станиславская.

“Были ситуации, когда лизингополучатель закладывал имущество в банк, выдавая его за собственное основное средство”, — вспоминает Сергей Варламов, партнер компании “Налоговик”.

В случае банкротства лизингополучателя требования лизинговых компаний об уплате платежей, возникших до момента принятия заявления о признании должника банкротом, удовлетворяются в третью очередь. Требования лизингодателя об уплате лизинговых платежей, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом, относятся к текущим платежам и удовлетворяются из конкурсной массы вне очереди.

Существуют также риски лизингодателя, не связанные с лизингополучателем. К примеру, если лизингодателю продадут для передачи в лизинг вещь с недостатками качества. “В этом случае у лизингополучателя есть право требовать передачи ему качественной вещи, поэтому лизингодатель должен обратить требование к продавцу о замене вещи либо о расторжении договора купли-продажи. Нередко к этому моменту у продавца возникают финансовые проблемы, которые он решает с помощью банкротства”, — говорит Сергей Варламов.

Лизингодатель всегда несет риски утраты имущества. По договору он приобретает у продавца имущество и передает лизингополучателю. “Разумеется, объект лизинга всегда подлежит имущественному страхованию, но если его утрата будет признана нестраховым случаем, лизингодатель лишается права на страховое возмещение. В таких случаях он может обратиться с иском к лизингополучателю, но тот к моменту рассмотрения дела или исполнения решения суда может стать банкротом”, — говорит господин Варламов.

Со стороны получателя

Станислав Измаильский, старший юрист “Дювернуа Лигал”, констатирует, что к банкротству лизингодателей, как правило, приводит растущее количество неплатежей, что часто связано с наличием в лизинговом портфеле большого числа лизингополучателей с высоким уровнем рисков.

При банкротстве лизингодателя добросовестный лизингополучатель оказывается в крайне невыгодном положении. “Как правило, договор лизинга предусматривает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, но после выплаты лизинговых платежей и выкупной цены. В течение всего срока действия договора лизинга имущество является собственностью лизингодателя, который может им распоряжаться, зачастую передавая в залог банку в обеспечение исполнения кредитных договоров”, — рассказывает Александра Улезко, юрист корпоративной и арбитражной практики “Качкин и партнеры”.

Банк, соответственно, становится залоговым кредитором и имеет преимущественное право на удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества. Права лизингополучателя на предмет лизинга при смене собственника сохраняются, тем не менее это непосредственно влияет на рыночную стоимость имущества, по которой предмет лизинга может быть продан с торгов. Очевидно, что редкий покупатель захочет приобрести имущество, обремененное правами лизингополучателя. Поэтому в рамках процедуры конкурсного производства арбитражный управляющий, как правило, в одностороннем порядке расторгает договор. По закону такое возможно, если исполнение договора может привести к убыткам должника. Так соблюдаются права банка-залогодержателя, который получает положенные ему по закону 80% от продажи имущества.

Права лизингополучателя при этом уходят на второй план. Лизингополучателю остается предъявить самостоятельный иск о взыскании денежных средств, уплаченных им в составе лизинговых платежей в счет возмещения выкупной цены. “Такие платежи могут быть включены в реестр требования кредиторов и удовлетворены наряду с другими требованиями кредиторов соответствующей очереди. Соответственно, для лизингополучателя банкротство лизингодателя фактически приводит к невозможности получить то, на что он рассчитывал при заключении договора финансовой аренды — получение имущества в собственность”, — констатирует госпожа Улезко.

Особого внимания заслуживают риски, связанные с выкупной стоимостью предоставляемого в лизинг имущества. Договором лизинга может быть предусмотрено, что по истечении его срока предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя. При этом зачастую выкупная цена предмета лизинга фактически включается в состав лизинговых платежей, а формально устанавливается в минимальном размере или не выделяется вовсе. До 2010 года судебная практика складывалась таким образом, что при досрочном расторжении договора лизинга, в том числе в связи с несвоевременной оплатой лизинговых платежей, суды изымали у лизингополучателя имущество и взыскивали полную сумму просроченных лизинговых платежей. При этом суды не принимали доводы лизингополучателей о том, что часть выкупной цены уже оплачена. Таким образом, лизингополучатели оставались и без имущества, и без денег.

Но в 2010 году Высший арбитражный суд РФ кардинально изменил подход к рассмотрению таких дел. Теперь, если договор расторгнут и имущество возвращено лизингодателю, лизингополучатель вправе требовать от него возврата уплаченной части стоимости имущества. Теперь суды взыскивают такие выплаты лизингополучателей с лизингодателей в качестве неосновательного обогащения. “Эти изменения укрепили позиции лизингополучателей, но сделали лизинговый бизнес менее привлекательным для лизинговых компаний”, — считает Ирина Оникиенко, партнер юридической фирмы Capital Legal Services.

Читать еще:  Как указать данные о задатке в основном договоре?

Во избежание проблем

Юристы считают, что застраховаться от всех видов рисков невозможно, однако сторонам необходимо просчитывать риски и предусматривать механизмы их минимизации еще на этапе структурирования сделки.

Сергей Варламов полагает, что в первую очередь участники сделки должны требовать максимально прозрачных условий лизингового договора. “Во-вторых, ответственность по договору лизинга обеим сторонам можно застраховать в прямом смысле этого слова — у страховой компании. Но в этом случае страховая премия будет заложена как в стоимость лизинга, так и в стоимость товаров/работ/услуг получателя лизинга, что снижает конкурентоспособность обеих сторон на своих рынках”, — говорит господин Варламов.

В случае заключения договора, предусматривающего приобретение лизингополучателем права собственности на предмет лизинга, необходимо вычленять стоимость имущества из состава лизинговых платежей и предусматривать четкие условия перехода права собственности, уверена Ирина Оникиенко. Юрист считает, что для минимизации рисков, связанных с экономической эффективностью сделки, лизингополучателю желательно провести предварительную работу по оценке источников финансирования и наиболее эффективных финансовых инструментов, по оценке технических характеристик оборудования и его соответствия потребностям компании.

По мнению Татьяны Пилецкой, лизинговым компаниям для сокращения рисков целесообразно занимать активную позицию в части досудебного урегулирования спора с лизингополучателем, которая позволяет наиболее эффективно для сторон разрешать вопросы возврата имущества и долгов, либо самим выступать инициаторами, то есть заявителями, в деле о банкротстве.

Юристы единодушно называют основным способом минимизации рисков для обеих сторон тщательную проверку финансового состояния контрагента.

Станислав Измаильский полагает, что обезопасить лизингополучателей в случае банкротства могло бы законодательное урегулирование невозможности одностороннего расторжения договоров арбитражным управляющим и тем самым обеспечение гарантий лизингополучателя в отношении имущества, являющегося предметом сделки.

По экспертным оценкам, целесообразно внести изменения в законодательство о банкротстве: установить процедуру возврата имущества, принадлежащего лизингодателю, в случае если в отношении лизингополучателя введена процедура банкротства.

Снизить риски лизингодателя, по оценке господина Измаильского, возможно путем принятия нормативных актов, с одной стороны стимулирующих предпринимателей чаще обращаться к лизинговым компаниям, а с другой — гарантирующих лизингодателям определенную степень защиты. “В первую очередь речь идет о предоставлении лизингополучателям определенных льгот, а с другой стороны — об установлении требований, в соответствии с которыми лизингополучатели, в свою очередь, должны обеспечить выполнение своих обязательств по уплате лизинговых платежей с помощью банковских гарантий. Подобный механизм уже реализуется в сфере местных авиационных перевозок”, — говорит юрист “Дювернуа Лигал”.

Сергей Варламов из “Налоговика” полагает, что сегодня практически все спорные моменты лизинговых сделок можно разрешить в арбитражном суде. “Они в массе своей возникают не столько из-за несовершенства законодательства, сколько по причине недобросовестности участников правоотношений. Это касается и лизингодателей, и лизингополучателей, и поставщиков товаров для лизинга, и арбитражных управляющих.

Законодательство сейчас позволяет за различные нарушения привлечь к персональной ответственности даже генеральных директоров или учредителей компаний, действия которых приводят к убыткам. Главное, чтобы у пострадавшей стороны имелся ресурс для длительных судебных разбирательств и практика применения законодательства не испытывала бы на себе влияние коррупции”, — считает господин Варламов.

Предмет договора лизинга в случае банкротства лизингодателя?

Динамика развития лизинговых отношений в России раскрывает очевидные пробелы законодательства, регламентирующего данную сферу гражданско-правовых обязательств. Банкротство лизингодателей не является предметом специального нормативного регулирования, что также вызывает на практике множество проблем и вопросов. Так, в частности, интересы добросовестных лизингополучателей практически не защищены законодателем в случае банкротства лизингодателей, имеющих непогашенные кредитные обязательства.
В такой ситуации все имущество должника, переданное по договорам финансовой аренды лизингополучателям, является одновременно предметом залога по кредитным договорам с банками. Возникает конфликт интересов. С одной стороны, лизингополучатель является добросовестным плательщиком лизинговых платежей и полноправно рассчитывает на последующий выкуп имущества и приобретение права собственности. С другой стороны, необходимо соблюсти интересы банков как залоговых кредиторов в деле о банкротстве, имеющих приоритетные права на погашение заемных обязательств лизингодателя за счет стоимости реализованного имущества.
Механизм реализации имущества должника в процедуре банкротства предполагает его предварительную независимую оценку и последующую продажу на торгах (такая форма продажи обязательна для заложенного имущества). При этом каждый объект, принадлежащий на праве собственности лизингодателю, включается в конкурсную массу должника-банкрота с учетом всех имеющихся непогашенных обязательств.
Отчет независимого оценщика согласно требованиям закона должен содержать полную и достоверную информацию обо всех обременениях имущества должника-банкрота. Однако при наличии двух обременений (первое обременение – право залогодержателя, принадлежащее банкам, и второе обременение – право на выкуп имущества, принадлежащее лизингополучателям) рыночная стоимость имущества лизингодателя существенно снижается. Поскольку банки напрямую заинтересованы в реализации имущества должника по максимально высокой цене, ими предпринимаются различные попытки для исключения второго обременения в отношении конкурсной массы лизингодателя.
Интересы должника-лизингодателя представляет арбитражный управляющий, целью которого является формирование конкурсной массы должника, ее реализация и удовлетворение требований кредиторов за счет полученной стоимости. Все мероприятия, связанные с оценкой, предпродажной подготовкой и реализацией имущества на торгах, также проводит арбитражный управляющий. Учитывая, что размер и вероятность погашения кредитного обязательства должника напрямую зависит от действий арбитражного управляющего, банки могут всячески влиять на ситуацию и оказывать давление, в том числе путем понуждения арбитражного управляющего к отказу от исполнения договоров финансовой аренды.
Действительно, нормами законодательства о банкротстве арбитражному управляющему предоставлено право заявлять о расторжении договора в одностороннем порядке при наличии реальных или возможных убытков для должника-банкрота в связи с дальнейшим исполнением этого договора. При этом убытки могут носить вероятный характер (в сравнении с иными сделками, заключаемыми при аналогичных обстоятельствах в соответствующем регионе).
В случае реализации арбитражным управляющим права на отказ от сделок добросовестный лизингополучатель, получивший заявление о расторжении договора финансовой аренды, становится заложником ситуации. С одной стороны, закон гарантирует ему право на возмещение убытков, возникших в связи с односторонним расторжением договора, но, с другой стороны, защита прав и законных интересов лизингополучателя будет сопряжена с риском ликвидации должника-банкрота ранее даты удовлетворения иска о взыскании убытков. Кроме того, доказывание лизингополучателем размера понесенных убытков – сложный и длительный процесс, зачастую связанный с необходимостью проведения экспертизы с целью выявления в составе лизинговых платежей части арендной платы и части выкупной стоимости имущества.
Получается, что законодатель предоставил арбитражному управляющему право отказаться от исполнения сделок должника, не установив при этом обязательность проведения предварительного анализа сделок для подтверждения их убыточности и экономической нецелесообразности. В отношении же пострадавшей стороны договора финансовой аренды (лизингополучателей) существует обязанность по доказыванию убытков. Более того, закон запрещает арбитражному управляющему отказываться от сделок должника, обеспеченных залогом имущества, то есть от кредитных договоров отказаться невозможно, а у банков фактически существует иммунитет в деле о банкротстве лизингодателя.
При таких обстоятельствах проблемы добросовестных лизингополучателей отодвигаются на задний план. Несмотря на гарантированную законом необходимость отражения при продаже имущества должника всех существующих обременений, законодатель не создал реального, работающего механизма защиты прав лизингополучателей при банкротстве лизингодателей. Предполагается, что способом разрешения подобных противоречий может стать изменение законодательства о банкротстве и введение специальных норм в отношении лизинговых компаний.

Елена Домбровская
Центр Правовых Технологий «ЮРКОМ»

Предмет договора финансовой аренды

В соответствии со ст. 666 ГК РФ предметом договора лизинга являются любые непотребляемые вещи, кроме земельных участков и других природных объектов. Непотребляемыми вещами являются – вещи, которые не исчезают в процессе их использования, поэтому предметом лизинга может быть любое непотребляемое имущество. В договоре должны быть указаны индивидуальные признаки и характеристики имущества, позволяющие выделить его из других похожих на него предметов. Ими могут быть заводской номер, дата изготовления (выпуска), идентификационный номер, местонахождение и т.д. При отсутствии этих данных в договоре условие о предмете лизинга, считается не согласованным сторонами, а договор не считается заключенным (п. 3 ст. 15 ФЗ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”). Предметом договора лизинга не могут выступать имущественные права, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности, нематериальные блага.

Любое приобретенное имущество учитывается на балансе организации. Предмет лизинга на практике обычно учитывается на балансе лизингодателя, но может быть учтен на балансе лизингополучателя по взаимному соглашению сторон договора. При оценке лизингового договора нужно учитывать, что финансирование основных средств за счет лизинга позволят снизить налоговую нагрузку предприятия. В частности, платежи по лизинговым договорам уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Кроме этого, ускоренная амортизация (с коэффициентом 3) позволяет балансодержателю снижать базу для расчета налога на имущество и дополнительно снизить базу расчета налога на прибыль. Планирование потоков НДС при лизинге требует тщательного подхода в соответствии с действующими нормативными документами и, иногда, может обеспечить дополнительные выгоды.

Предмет лизинга (к примеру, транспортные средства, оборудование повышенной опасности) может подлежать регистрации в государственных органах. В этом случае в договоре лизинга следует указать, на чье имя оформляется предмет: на лизингодателя или лизингополучателя. При оформлении обязательно должны быть указаны сведения о собственнике (лизингодателе) и пользователе имущества (лизингополучателе) (ст. 20 ФЗ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”).

Предмет лизинга может быть застрахован от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения с момента доставки имущества продавцом и до момента окончания срока действия договора лизинга лизингополучателем или лизингодателем в пользу одной из сторон (п.1,2 ст. 21 ФЗ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”).

Предмет лизинга передается лизингополучателю вместе со всеми его принадлежностями и со всеми документами (техническим паспортом и другими), если иное не предусмотрено договором. На практике обязанность по осуществлению технического обслуживания, капитального и текущего ремонта лежит на лизингополучателе. Однако стороны могут предусмотреть обязанность лизингодателя осуществлять текущий ремонт и техническое обслуживание или капитальный ремонт (п.2,3 ст. 17 ФЗ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”).

В договоре лизинга сторонам желательно предусмотреть условие о произведенных лизингополучателем отделимых и неотделимых улучшениях предмета лизинга. Основным отличием неотделимых улучшений от отделимых улучшений является невозможность отделения их от предмета лизинга без причинения вреда и невозможность их использовать отдельно от него. На практике возникают сложности в оценке отделимости/неотделимости улучшений, которая носит субъективный характер. Определяя вид произведенных улучшений, можно руководствоваться, в частности, размером затрат на демонтаж и приведения арендованного имущества в первоначальное состояние с учетом нормального износа. Если затраты на демонтаж значительны (превышают стоимость улучшений или равны ей), то такие улучшения следует квалифицировать как неотделимые.

Произведенные лизингополучателем отделимые улучшения предмета лизинга практически всегда являются его собственностью, хотя договором лизинга может быть предусмотрено иное. А в случае с произведенными лизингополучателем неотделимыми улучшениями предмета лизинга их собственником является лизингодатель. Однако стороны могут предусмотреть положение о том, что лизингополучатель имеет право на возмещение стоимости таких улучшений, произведенных с согласия в письменной форме лизингодателя (п.7,8 ст. 17 ФЗ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”).

Читать еще:  Нужно ли оформлять договор съема квартиры?

Договор лизинга может предусматривать переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Это происходит на основании договора купли-продажи или дополнительного соглашения к договору между лизингодателем и лизингополучателем. Выкупная цена, по которой приобретается предмет лизинга, может входить в общую сумму договора или указываться отдельно в договоре купли-продажи или дополнительном соглашении сторон. В случае выкупа имущества лизингополучателем стороны должны подробно оговорить это условие в договоре лизинга.

Скачайте договоры финансовой аренды (лизинга) в приложении FreshDoc:

Завершение договора лизинга

В соответствие с Правилами Лизинга, Лизингополучатель обязуется поддерживать Предмет лизинга в исправном состоянии и за свой счет производить текущий и капитальный ремонт Предмета лизинга, а также нести все расходы, связанные с эксплуатацией, техническим обслуживанием, владением и пользованием Предметом лизинга, за исключением дополнительных услуг Лизингодателя, оказываемых Лизингополучателю в соответствии с Договором лизинга.

В случае утраты, уничтожения или повреждения Предмета лизинга Лизингополучатель обязуется незамедлительно сообщить о случившемся Страховщику и в течение 1 (Одного) рабочего дня – Лизингодателю, а также письменно дать пояснения о причинах и обстоятельствах, которые привели к утрате, уничтожению или повреждению Предмета лизинга и указать примерную сумму ущерба.

Таким образом, Вам необходимо самостоятельно восстановить предмет лизинга.

  • Можно ли при завершении договора лизинга не ставить ТС на баланс Компании, а сразу перепродать другому юр.лицу?

По окончании срока договора лизинга при оприходовании имущества, которое учитывалось на балансе лизингодателя, Лизингополучатель может:

  1. Поставить предмет лизинга на баланс, т.е. в качестве основного средства (счет 01). Это даст возможность относить затраты на эксплуатацию основного средства на расходы.
  2. Если Лизингополучатель не планирует использовать имущество в качестве основного средства и хочет его сразу продать – можно учесть имущество в качестве товара для перепродажи (счет 41). Данный способ не позволит относить на расходы затраты на эксплуатацию имущества.
  • Каким образом осуществляется переход права собственности на предмет лизинга от Лизингодателя к Лизингополучателю?

Право собственности на Предмет лизинга передается от Лизингодателя Лизингополучателю по окончании срока лизинга, но в любом случае при условии уплаты Лизингополучателем всех платежей, предусмотренных Договором лизинга, Лизингодатель передает Лизингополучателю право собственности на Предмет лизинга по Выкупной цене Предмета лизинга.

  • Можно ли по завершении срока лизинга передать право собственности на предмет лизинга третьему лицу?

Передача прав собственности на предмет лизинга третьему лицу возможна только при наличии данного условия в договоре лизинга. Третьим лицом может являться как физическое, так и юридическое лицо.

В этом случае Лизингополучатель должен погасить всю задолженность по лизинговым платежам. Оплата выкупной стоимости производится третьим лицом.

Для передачи прав собственности третьему лицу Лизингополучатель должен до оплаты последнего лизингового платежа отправить запрос на с lient @ europlan . ru

  • Каков порядок подготовки документов по завершению сделки?

Подготовка документов по завершению договора начинается после оплаты Лизингополучателем всей задолженности, но не ранее начала месяца, на который приходится последний лизинговый платеж по графику платежей.

Документы по завершению сделки направляются Отделом обслуживания клиентов на электронный адрес Лизингополучателя. Лизингополучатель должен внимательно проверить информацию в документах (данные ПТС/ПСМ, подписанты, юридический адрес), распечатать документы, подписать и предоставить в Европлан. Подробные инструкции будут указаны в письме.

  • На каких условиях осуществляется досрочный выкуп предмета лизинга?

Если договор лизинга предусматривает переход права собственности на предмет лизинга от Лизингодателя к Лизингополучателю, последний вправе досрочно выкупить имущество, находящееся в лизинге, по прошествии 6 месяцев срока лизинга, уплатив Лизингодателю сумму невыплаченных платежей.

Для этого необходимо оформить запрос в Личном кабинете на сайте europlan . ru , раздел «Мой Европлан». Запрос должен быть оформлен не позднее 10 календарных дней до даты предполагаемого последнего платежа по графику.

В течение 2 рабочих дней после отправки запроса Отдел обслуживания клиентов Европлана отправит вам на электронный адрес информационное письмо (с указанием сумм выкупной цены, последнего лизингового платежа и общей суммы, подлежащей уплате Лизингодателю) и дополнительное соглашение к договору лизинга об изменении графика лизинговых платежей.

В информационном письме будет указан срок, до которого вам необходимо передать в Европлан подлинники документов, подписанные с вашей стороны. Платёж осуществляется после передачи подлинных документов в Европлан. Если документы не предоставлены в срок, досрочный выкуп считается не осуществленным, договор лизинга продолжает действовать на первоначальных условиях. В случае осуществления платежей по новому графику до предоставления в Отдел обслуживания клиентов подписанных документов, платежи будут зачтены как переплата по договору лизинга.

  • На каких условиях осуществляется возврат предмета лизинга?

В случае завершения действия договора лизинга имущество подлежит возврату лизингодателю, если иное не определено договором лизинга.

Имущество должно соответствовать Руководству по возврату предмета лизинга, информация указана в Правилах лизинга п.12.

  • Как снять предмет лизинга с учета?

Автотранспорт, зарегистрированный на Европлан, после завершения договора клиенту необходимо перерегистрировать на себя самостоятельно.

В случае с самоходной техникой, если она зарегистрирована на Европлан, то клиент по завершении договора передает номера и свидетельство регистрации СМ в Европлан. В течение двух недель клиенту будет передан ПСМ, а также свидетельство о регистрации, не имеющее юридической силы.

Не нашли интересующий вопрос?

Задайте вопрос специалисту:

Все поля обязательны для заполнения

Благодарим за обращение в Европлан!

Номер вашего обращения: №
В ближайшее время с вами свяжется наш менеджер и ответит на все ваши вопросы.

Не получили ответа на свой вопрос?

Задайте его специалисту Европлана:

Все поля обязательны для заполнения

Благодарим за обращение в Европлан!

Номер вашего обращения: №
В ближайшее время с вами свяжется наш менеджер и ответит на все ваши вопросы.

Личный кабинет клиента «Мой Европлан»

Заказать звонок

Нажимая на кнопку «Отправить заявку» Вы даете согласие на обработку персональных
данных и информационную рассылку ( подробная информация )

Благодарим за обращение в Европлан!

Номер вашей заявки: №
<>
Если этого не произошло, вы можете обратиться по телефону:
8 (800) 250-80-80

Заявка отправляется

Настоящим Я, действуя своей волей и в своем интересе предоставляю Акционерному обществу «Лизинговая компания «Европлан» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, ОГРН 1177746637584 (далее – «ЛК Европлан»), Обществу с ограниченной ответственностью «Автолизинг» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, этаж 4, ОГРН 1027739053583 (далее – «Автолизинг»), Обществу с ограниченной ответственностью «Страховая компания ИНТЕРИ» с местом нахождения: Российская Федерация, 127051, г. Москва, Малая Сухаревская площадь, д.12, ОГРН 1021602849443 (далее – «СК ИНТЕРИ»), Обществу с ограниченной ответственностью «Европлан Сервис» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, ОГРН 1067761337082 (далее – «Европлан Сервис»), свое согласие на обработку, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение моих персональных данных, а именно: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, пол, место работы и должность, почтовый адрес; номера рабочего и мобильного телефонов, адреса электронной почты, данные водительского удостоверения, адрес регистрации по месту жительства, адрес фактического проживания, паспортные данные, данные, которые относятся (могут быть отнесены) к категории биометрические персональные данные, идентификационный номер налогоплательщика, номер страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования, а также иные персональные данные, полученные ЛК Европлан, Автолизинг, СК ИНТЕРИ, Европлан Сервис, в том числе полученные посредством заполнения настоящей Заявки. Целями обработки, в том числе целями сбора, персональных данных являются: определение возможности заключения договоров лизинга, договоров страхования (страховых полисов), договоров купли-продажи, любых иных договоров, их заключения, изменения, исполнения и прекращения, продвижения лизинговых, страховых и иных услуг посредством любых средств связи, а также для обеспечения соблюдения законов и иных нормативно-правовых актов. Обработка персональных данных осуществляется как с использованием средств автоматизации, так и без использования таких средств. Согласие на обработку персональных данных действует в течение двадцати лет, а в части персональных данных, содержащихся в документах и на иных носителях информации, срок хранения которых по действующему законодательству превышает двадцать лет, согласие на обработку персональных данных действует в течение сроков хранения таких документов и иных носителей информации, установленных действующим законодательством. Согласие на обработку персональных данных может быть отозвано посредством направления соответствующего письменного заявления в адрес ЛК Европлан, Автолизинг, СК ИНТЕРИ, Европлан Сервис по адресам места нахождения, указанным в настоящем согласии на обработку персональных данных. В этом случае лицо, получившее отзыв согласия на обработку персональных данных, прекращает обработку персональных данных, а персональные данные подлежат уничтожению или обезличиванию, если отсутствуют иные правовые основания для обработки, установленные законодательством Российской Федерации или документами лица, получившего отзыв согласия на обработку персональных данных, регламентирующими вопросы обработки персональных данных. Настоящим Я, действуя своей волей и в своем интересе, подтверждаю согласие на получение от Акционерного общества «Лизинговая компания «Европлан» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, ОГРН 1177746637584 (далее – «ЛК Европлан»), Общества с ограниченной ответственностью «Автолизинг» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, этаж 4, ОГРН 1027739053583 (далее – «Автолизинг»), Общества с ограниченной ответственностью «Страховая компания ИНТЕРИ» с местом нахождения: Российская Федерация, 127051, г. Москва, Малая Сухаревская площадь, д. 12, ОГРН 1021602849443 (далее – «СК ИНТЕРИ»), Общества с ограниченной ответственностью «Европлан Сервис» с местом нахождения: Российская Федерация, 119049, г. Москва, ул. Коровий Вал, дом 5, ОГРН 1067761337082 (далее – «Европлан Сервис), сообщений, в том числе сообщений рекламного характера, посредством использования любых средств связи, в том числе телефонной, факсимильной и подвижной радиотелефонной связи (далее – «Рассылка»). Согласие на получение Рассылки действует в течение неопределенного периода времени и может быть отозвано посредством направления соответствующего письменного заявления в адрес ЛК Европлан, Автолизинг, СК ИНТЕРИ, Европлан Сервис по адресам места нахождения, указанным в настоящем согласии на получении Рассылки. Адреса электронной почты и номера телефонов, по которым будет осуществляться Рассылка указаны в настоящей Заявке. При изменении адресов электронной почты и/или номеров телефонов, по которым осуществляется Рассылка, я обязуюсь незамедлительно проинформировать об этом ЛК Европлан, Автолизинг, СК ИНТЕРИ, Европлан Сервис в письменной форме. До получения ЛК Европлан, Автолизинг, СК ИНТЕРИ, Европлан Сервис указанного уведомления об изменении адресов электронной почты и/или номеров телефонов Рассылка осуществляется по адресам электронной почты и номерам телефонов, указанным в настоящей Заявке, а риск связанных с этим последствий несет Клиент.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector